Природоохранная функция трофейной охоты

Впервые опубликовано: Пушкин А.В. Международно признанные предпосылки обеспечения природоохранной функции трофейной охоты / А.В. Пушкин // Гуманитарные аспекты охоты и охотничьего хозяйства. 2019. – 3(15). – С. 25-35

В статье рассматриваются международно признанные предпосылки реализации природоохранного потенциала трофейной охоты. Указывается на необходимость наличия внутри российского природоохранного сообщества конструктивного диалога по вопросам трофейной охоты, основанного, прежде всего, на изучении и анализе мирового опыта.

Ключевые слова: трофейная охота, природоохранная охота (охота для сохранения), охотничий туризм, охота местных жителей, устойчивое охотпользование, редкие виды, адаптивный менеджмент, локальная экономика, экономика местных участников.

The article deals with internationally recognized preconditions for implementation of nature conservation potential of trophy hunting. It is noted that there is a necessity for Russian nature conservation community to have a constructive dialogue on the issues of trophy hunting, based primarily on the study and analysis of the world experience.

Key words: conservation hunting, trophy hunting, hunting tourism, resident hunting, sustainable hunting, rare species, adaptive management, local economy, community development.

 

Цель статьи заключается в содействии диалогу среди российских специалистов по устойчивому использованию объектов животного мира и сохранению биоразнообразия (экологов, охотоведов, юристов, представителей общественных охотничьих организаций и др.), направленному на всестороннюю оценку зарубежного опыта в области реализации природоохранного потенциала трофейной охоты, оценку возможностей применения в России иностранного опыта реализации программ природоохранной охоты (conservation hunting)[1], на инициирование отечественных программ изучения трофейной охоты как инструмента генерирования природоохранных стимулов.

Приводимый ниже текст, представляет собой расширенную и дополненную версию нашего доклада (сообщения)[2] «Международно признанные предпосылки реализации природоохранного потенциала трофейной охоты», который был представлен 22 февраля 2019 года на проходившей в Москве в РГАУ-МСХА имени К.А. Тимирязева 8-й Международной научно-практической конференции «Сохранение разнообразия животных и охотничье хозяйство России».

Трофейная охота вызывает противоречивые оценки в профессиональной среде. Действительно, исследования, проведённые в разных странах, показывают [2], что некоторые практики трофейной охоты нарушают принципы неистощительности (устойчивости) использования, повышают риски исчезновения отдельных видов (популяций) животных, подрывают права местных общин на управление, менеджмент живых ресурсов дикой природы, извлечение выгод из их использования, а также способствуют распространению коррупции.

Однако, ведущие международные природоохранные организации (IUCN, CIC, FAO, CITES, WWF и др.)[3], признавая реалистичность этих угроз, выработали, на основе практического опыта и научных исследований, подходы (критерии, принципы), которые позволяют не только нейтрализовать эти угрозы, но и сделать трофейную охоту эффективным средством (инструментом) сохранения животного мира [1, 2, 3 и др.].

В Руководящих принципах Комиссии по выживанию видов Международного союза охраны природы и природных ресурсов (далее - КВВ МСОП) термин «трофейная охота» обозначает охоту, которая:

- является частью комплекса мероприятий (программ), реализуемых под руководством правительственной структуры, местной общественной (общинной) организации, неправительственной организации или иной законной структуры;

- ведётся охотниками, платящими высокую цену за право охотиться на представителя животного мира, обладающего особыми «трофейными» характеристиками;

- характеризуется малыми объёмами изъятия;

- обычно (но необязательно) ведётся охотниками из других районов (зачастую из других стран по отношению к стране охоты) [1].

Трофейная охота определяется также как «специфическая форма использования животного мира, включающая в себя оплату приобретения охотничьего опыта и получения охотником трофея» [2, С. 56].

При подготовке данной статьи мы опирались, главным образом, на Руководящие принципы КВВ МСОП [1] и сборник передового опыта устойчивого охотпользования, выпущенный FAO и CIC [2], в которых приводятся предпосылки (критерии, эмпирические обобщения) реализации природоохранного потенциала трофейной охоты на редких животных, а также описываются примеры успешной реализации таких программ в разных странах. Проведя анализ указанных источников, мы выделили следующие предпосылки возможности рассмотрения и применения трофейной охоты в качестве инструмента сохранения биоразнообразия:

1) экономика, культура и благосостояние всех человеческих сообществ зависят от использования биологического разнообразия;

2) охрана дикой природы и надлежащее управление её ресурсами может оказать большое влияние на развитие сельских, удалённых территорий;

3) по мере роста трофейной охоты должна расти и её роль в области сохранения диких животных;

4) регулируемая должным образом охота не имеет серьёзных последствий с биологической точки зрения;

5) полная охрана лишает диких животных экономического значения для местных жителей;

6) рациональное использование и долговременная охрана диких животных не противоречат, а взаимно дополняют друг друга, вместе составляя то, что, по определению МСОП, и является собственно сохранением природы;

7) трофейная охота может давать возможность получать чрезвычайно высокие доходы при минимальном изъятии отдельных охотничьих животных – обычно стареющих самцов (таким образом, охотничий туризм может дать значительный толчок к экономическому и социальному развитию удалённых слаборазвитых сельских территорий и пограничных участков);

8) деятельность, ведущая к получению доходов от диких животных, способствует повышению благосостояния и в то же время способствует сохранению биоразнообразия и другим природоохранным целям;

9) трофейная охота генерирует и поддерживает глобальную индустрию охотничьего туризма;

10) трофейная охота является частью трехкомпонентного подхода к устойчивому использованию природы, включающего в себя социальные, экономические и экологические аспекты;

11) трофейный охотничий туризм позволяет избежать большинства проблем, вызванных экотуризмом, так как охота может обеспечить относительно крупные финансовые вливания в определённую местность с относительно низкими требованиями в отношении дополнительной инфраструктуры;

12) контролируемая туристическая охота представляет собой особо прибыльную форму использования ресурсов животного мира с относительно низким уровнем воздействия на окружающую среду;

13) природные ресурсы, приносящие доходы, будут скорее охраняться людьми, вынужденными постоянно бороться за своё существование, чем ресурсы, влекущие за собой только расходы (в несколько упрощённом варианте лозунг «используй или теряй» [«use-it-or-lose-it»] удачно резюмирует эту ситуацию);

14) эмпирические данные из стран, значительно ограничивших трофейную охоту, свидетельствуют, что это никоим образом не способствовало охране животного мира (с другой стороны, в странах, придавших [потребительскую] ценность охотничьим видам животных, развивающих охотничье природопользование, это привело либо к росту численности диких животных, либо, по крайней мере, замедлило сокращение их численности);

15) даже тогда, когда популяции диких животных довольно сильно истощены, возможно их быстрое восстановление при условии, что сохранены места их обитания, а на средства, полученные от охоты, можно до какой-то степени обеспечить их защиту от браконьеров;

16) некоторые программы по устойчивому потребляющему (трофейному) использованию видов диких животных, находящихся под угрозой исчезновения, привели к снижению уровня браконьерства и к замедлению темпов расширения площади сельскохозяйственных угодий;

17) трофейная охота приносит прибыль на территориях, где невозможны такие альтернативы, как экотуризм;

18) присутствие операторов трофейной охоты может способствовать уменьшению нелегальной охоты;

19) трофейная охота приносит высокие доходы от небольшого количества охотников, при её осуществлении получают значительно больше доходов от одного клиента, чем приносит экотуризм («обыкновенный» турист не заплатит столько, сколько готов заплатить трофейный охотник).

Отметим, что приводя перечисленные выше предпосылки (перечень не является закрытым) реализации природоохранной функции трофейной охоты (на редких животных), мы исходили из того, что, не смотря на то, что некоторые из приводимых положений во многом схожи, но, тем не менее, на наш взгляд, они не дублируют друг друга, так как несут в себе различные оттенки смысла.

Исходя в том числе и из приведённых выше положений (предпосылок), формулируются принципы организации программ природоохранной трофейной охоты. Анализируя эти [указанные в источниках 1, 2] принципы, мы посчитали возможным разделить их на несколько групп. В целях данной статьи мы ввели буквенные обозначения выделенных групп принципов:

  1. ОИ - открытость информации, ответственность и подотчётность;
  2.  СР - справедливое распределение выгод от охоты;
  3.  УМ - уважение к местному населению, учёт его потребностей, интересов и чаяний, уважение к местным традициям и обычаям;
  4.  СМ - стимулирование местной природоохранной активности;
  5.  ФС - финансовые стимулы;
  6.  АМ - адаптивный менеджмент;
  7.  ДП - долгосрочные перспективы охотпользования;
  8.  РП - разъяснительная и просветительская работа;
  9.  КО - культура трофейной охоты;
  10.  НК - недопущение коррупции.

При этом, как далее будет видно, многие из этих принципов нельзя уверенно отнести только лишь к одной из указанных выше групп, в связи с чем, для каждого из принципов мы приводим буквенные обозначения, показывающие к какой группе (или нескольким группам) по нашему мнению стоит его отнести. Отметим также, что, несмотря на кажущуюся схожесть некоторых принципов, они, на наш взгляд, всё же различны и неоднозначны по смысловой нагрузке.

Итак, приведём эти принципы:

1) - трофейная охота должна создавать финансовые стимулы для сохранения ресурсов диких животных (ФС);

2) - трофейная охота должна приносить непосредственную выгоду для местных усилий по сохранению дикой природы, а местные общины (при их наличии) должны извлекать из неё финансовую выгоду; необходима разработка систем жизнеобеспечения местного населения, базирующихся на трофейной охоте (затраты на сохранение биологического разнообразия и управление им должны оставаться внутри системы управления в пределах соответствующих территорий и отражаться в порядке распределения выгод от соответствующих форм использования) (ФС, СР СМ);

3) - местное население (при наличии) должно получать за счёт программ трофейной охоты рабочие места, придающие им чувство собственного достоинства; следует наделять местных заинтересованных лиц необходимыми полномочиями и компетенциями с возложением на них ответственности [«экологическая стража»] (СМ, СР, ОИ);

4) - необходимо проявлять уважение к местным культурным устоям, избегать конкуренции с местными охотниками (УМ);

5) - желательно, чтобы часть «трофейных лицензий» предоставлялась местным охотникам на основе методов случайной выборки (СР, УМ, СМ);

6) - необходимо избегать несправедливого распределения доходов от охоты (СР);

7) - программы трофейной охоты должны выстраиваться на основе адаптивного менеджмента, базирующегося на научных, традиционных и местных знаниях (АМ);

8) - животные должны изыматься в соответствии с гибким планом управления ресурсами дикой природы, корректируемым на основе обратной связи (мониторинг) с учётом половозрастной структуры и иных популяционных параметров (АМ, ОИ);

9) - обеспечение устойчивой охоты наиболее вероятно там, где охотничьи угодья предоставлены операторам охотничьего туризма на много сезонов (ДП);

10) - ассоциации охотников должны учитывать специфику трофейной охоты и пытаться заинтересовывать своих членов и рынок охотничьих услуг в получении всестороннего охотничьего опыта, а не «зацикливаться» на дюймах, сантиметрах и баллах за трофей (РП, КО);

11) - необходимо стимулировать поддержку природоохранной трофейной охоты со стороны всех слоёв общества (РП);

12) - не следует субсидировать неэффективное управление, иначе оно будет поощряться, а успешные исполнители окажутся наказанными (НК);

13) - необходимо обеспечение независимого контроля (ОИ, НК);

14) - система управления должна выстраиваться на основе принципа ответственности и подотчётности (ОИ);

15) - необходимо исключить коррупцию (НК).

Отметим, что в ходе выступления с докладом по этой теме на 8-й Международной научно-практической конференции «Сохранение разнообразия животных и охотничье хозяйство России», проходившей 21-22 февраля 2019 года в Москве в РГАУ-МСХА им. К.А. Тимирязева, нами были сформулированы следующие предложения (рекомендации) для включения в текст резолюции указанной конференции:

1. Совету по охотничьим трофеям Росохотрыболовсоюза, иным заинтересованным общественным и научным организациям (учреждениям) – инициировать изучение международного опыта природоохранной трофейной охоты, дать объективную оценку потенциальных социальных, финансовых и экологических последствий легализации такой охоты в России в отношении различных трофейных животных, занесённых в Красную книгу Российской Федерации и Красные книги субъектов Российской Федерации.

2. Изучить вопрос об имеющихся в России возможностях наделения муниципалитетов, а также местных общин, правом распоряжаться ресурсами диких животных для того, чтобы позволить им напрямую извлекать выгоду из охоты и, тем самым, создать чёткие стимулы для устойчивого управления ресурсами животного мира. Разработать алгоритмы и правила вовлечения местного населения в управление и рациональное использование ресурсов дикой природы.

3. Рекомендовать Совету по охотничьим трофеям Росохотрыболовсоюза:

а) разработать национальную систему методов для выявления операторов в сфере охотничьего туризма, следующих принципам охраны природы; б) организовать и/или инициировать разработку принципов устойчивой трофейной охоты путём определения наилучших охотничьих практик, необходимых для внесения эффективного вклада в охрану диких животных, поддержания и развития местных общин, стимулирования локальной экономики, повышения уровня самозанятости и самообеспечения местных жителей.

Считаем нужным упомянуть о том, что ещё в 2008 году С.П. Матвейчук, описывая международные разработки в области устойчивого использования ресурсов охотничьих животных [4,5], отмечал, что: «в рамках общих концепций охраны природы, устойчивого развития и охраны биоразнообразия были выработаны практические принципы и методология устойчивого охотничьего использования ресурсов. В первые годы XXI века такие разработки получили оформление в ряде национальных и международных документов об устойчивом охотпользовании». При этом «отечественные специалисты в области охотпользования не участвуют в этих процессах. Современные концепции и методологии устойчивого охотничьего использования ресурсов живой природы фактически не отражаются в нормативных актах, регламентирующих деятельность (российского.- А.П.) охотничьего хозяйства, документах стратегического прогнозирования, охотоведческой литературе и охотхозяйственной практике России. Представляется, что включение в мировой процесс осмысления и разрешения проблем устойчивости охотпользования способствовало бы преодолению многих негативных тенденций и явлений в отечественном охотничьем хозяйстве. Кроме того, российский опыт мог бы быть весьма полезен для совершенствования международных документов об устойчивом охотпользовании» [4].

Следует также отметить, что в настоящее время в среде международного природоохранного сообщества получила широкое распространение концепция «природоохранной охоты» [6, 7], но и она, судя по тому, что отечественные публикации на эту тему единичны, пока ещё не привлекла к себе широкого внимания российских специалистов.

Что же касается вопросов природоохранной трофейной охоты, то недостаточное знакомство российского профессионального сообщества и широкой общественности с программными документами, научной и методической литературой этой тематики обуславливает неоправданную поляризацию мнений, повышенную конфликтность, опору на предубеждения и эмоции.

Таким образом, представляется желательным осмысление имеющегося опыта природоохранной трофейной охоты, и прежде всего в странах, близких к России по естественно-географическим и социальным характеристикам, а также оценка его текущей и потенциальной применимости в российских условиях.

 

ЛИТЕРАТУРА

1. Балдус Р.Д., Дамм Г.Р., Валльшейд К.-У. (ред.). 2009. Неистощительная охота: Лучшие примеры устойчивого использования охотничьих животных / Пер. с англ. А. Мишлер, И. Уткина, Е. Рогачева; Ред. русского издания Е.Е. Сыроечковский. Будакеси, Венгрия: Изд-во CIC – Международного совета по охоте и охране животного мира. 128 с.

2. Руководящие принципы Комиссии по выживанию видов Международного союза охраны природы и природных ресурсов (МСОП) «Трофейная охота как механизм стимулирования природоохранной деятельности». Версия 1.0. Gland, Switzerland: IUCN, 2012. 11 с.

3. IUCN. Informing decisions on trophy hunting: A Briefing Paper regarding issues to be taken into account when considering restriction of imports of hunting trophies. Gland, Switzerland: IUCN, 2016. 23 p.

4. Матвейчук С.П. 2008. Устойчивость использования охотничьих ресурсов: международные разработки и российская ситуация (окончание в следующем номере) // Использование и охрана природных ресурсов в России. № 3. С. 44-48.

5. Матвейчук С.П. 2008. Устойчивость использования охотничьих ресурсов: международные разработки и российская ситуация (окончание; начало в бюлл. № 3) // Использование и охрана природных ресурсов в России. № 4. С. 33-39.

6. Conservation Hunting: People аnd Wildlife in Саnаda's North / CCI Occasional Publications. № 56. Edmonton, Canada: Canadian Circumpolar Institute Press, 2005. - 112 р.

7. Council of Europe. European Charter on Hunting and Biodiversity: Final Draft. - Strasbourg, France: Standing Committee of Convention for the Conservation of European Wildlife аnd Natural Habltats, 2007. - 23 р.

 

[1] Словосочетание «conservation hunting» часто переводят на русский язык как «природоохранная охота», однако, возможно, что перевод «охота в целях сохранения» или «охота для сохранения» следует считать более верным.

[2] Видеозапись доклада в РГАУ-МСХА им. К.А. Тимирязева размещена в социальных сетях в группе/на странице «Охотоведение»: ВКонтакте - https://clck.ru/FHzWZ , в Фейсбуке - https://clck.ru/FMUVL

[3] IUCN (МСОП) – Международный союз охраны природы и природных ресурсов;

CIC – Международный совет по охоте и охране животного мира;

FAO – Продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН;

CITES – Конвенция о международной торговле видами дикой фауны и флоры, находящимися под угрозой исчезновения;

WWF – Всемирный фонд дикой природы.

 

Комментариев нет.

Только зарегистрированные пользователи, с уровнем - Специалист, могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.
Загрузка